Вчера, 17:00 Рынок искусства в Краснодаре возник в конце 80-х, когда даже серьезные художники выходили на местный «Арбат» — улицу Чапаева. Потом этот арт-базарчик гоняли по разным скверам и паркам. Сейчас в краевом центре всего пять-шесть мест, где можно приобрести живопись, графику или скульптуру известного мастера. Также сделки совершаются в мастерских художников, а с 2014 г. в городе ежегодно проходят торги современного искусства на аукционе MOST. Местные реалии Кубанские галереи живут скромно: небольшие помещения, бесплатные выставки. «Наша галерея в здании Союза художников существует 12 лет, — говорит Елена Калашникова, гендиректор галереи «Арт Союз». — Круг авторов, с которыми мы постоянно работаем, человек 150: живописцы, графики, мастера декоративно-прикладного искусства. Есть популярные авторы, раскрученные, но искусство — предмет роскоши, и сказать, что работы уходят влет, нельзя. Посчитать всех покупателей нереально. Постоянных — единицы». В мировой практике зачастую галерист выступает «продюсером» своих авторов: вкладывает деньги в каталоги, оплачивает участие в ярмарках, приглашает кураторов. В Краснодаре эта схема не актуальна. «Мы не инвестируем в художников — финансово сложно и рискованно. Но в Краснодаре галерея тоже делает имя автору. Иногда с первой выставки у нас стартует творческая карьера», — считает Калашникова. Калькуляция Галерея и художник озвучивают цифры лишь покупателю. В столице законодателями цен выступают галеристы, в краевом центре — авторы. Прайс для покупателя — это стоимость работы плюс наценка галереи. Наценка у каждой галереи своя. «В Краснодаре еще лояльно к покупателям относятся — 20-30% галерейщики накидывают. Люди ведь могут и напрямую выйти на автора, — поясняет Валерий Цукахин, краснодарский живописец. — В Европе, Америке или Москве галерея может делать наценку от 100% и больше». Чтобы привлечь покупателей, кубанские галеристы даже ищут способы уменьшить расходы клиента. «Наша галерея продает картины без наценки. Реализация художественных материалов — вот источник наших доходов, — рассказывает Нина Стрижова, директор старейшей краснодарской галереи «Сантал», одновременно являющейся арт-лавкой. — Авторы покупают у нас материалы — кто на 30% от стоимости работ, кто на 50%. Это удобно и потребителю, и художнику. За 25 лет с нами поработало не менее ста авторов. Постоянных — до 50 человек». Здесь и там По мнению всех участников рынка, на российское искусство цену определять сложно. Художники понимают, что на цену влияет имя и сотрудничество с иностранными и московскими галереями, но учитывать приходится и платежеспособность потребителя, а также его знание предмета. «Моя специальность — офорты, — рассказывает Надежда Устрицкая, график, доцент худграфа КубГУ. — Их стоимость очень занижена в Краснодаре — публика не готова покупать графику по той цене, которая сложилась на этот вид искусства в мире. В Испании у меня берут совсем маленькую вещь за 200 дол. — это нормально. А в своем городе я могу продать большую работу в три раза дешевле. Даже москвичи заплатят больше, но в Краснодаре я выстраиваю цену, исходя из возможностей местного покупателя». Максимум, который Надежде платили — 42 тыс. рублей (за серию офортов). «Взвинчиваю цену я только на ту работу, с которой не хочу расставаться», — говорит она. Расценки на живопись кубанскому покупателю понятнее. «Стоимость моих работ начинается с 2 тыс. долларов, — говорит Валерий Цукахин. — Но универсальной цены нет — смотря какой размер, какая композиция». Рост и падение Опереться на ясную методику определения цены могут лишь скульпторы, состоящие в Союзе художников России. «Существуют «Правила определения размера вознаграждения за скульптурную композицию». Они составлены специалистами, утверждены госкомиссиями, — поясняет Валерий Пчелин, краснодарский скульптор. — Да, автор может продать дешевле, но сначала он попробует продать по рекомендованным расценкам Союза художников». Фактор, который приходится учитывать всем участникам арт-рынка, — рост и падение цен на искусство. «Мы 7 лет жили в Праге (Чехия) — там, как и в любой столице мира, очень много художников. У нас в Краснодаре художественный рынок маленький, в Сочи вообще люди жалуются, что не продается живопись. А в Праге рынок большой, много галерей. Но спрос даже там образуется волнами: бывает, покупают хорошо, а бывает, как сейчас, кризис. У меня друзья живут по всей Европе, говорят, что продажи картин сейчас упали. Когда хочется есть, пить, содержать семью, автор отдаст и за 300 долларов работу, которая стоит в пять-шесть раз дороже», — комментирует Валерий Цукахин. Но стагнация касается не всех художников. Одни из самых дорогих российских авторов сегодня – выставляющаяся на престижных площадках по всему миру арт-группа Recycle (краснодарцы Андрей Блохин и Георгий Кузнецов) — продают на рынке небольшую свою скульптуру за 20 тыс. дол. В цене «В случае с выходом краснодарского искусства на российский арт-рынок, есть интерес к трем его периодам/направлениям: соцреализм, модернизм и современное искусство, — рассказывает Ирина Чмырева. — Соцреализм — это несколько имен с очень хорошей репутацией: Григорий Кравченко, Граир Аракелян. Есть немного известного краснодарского модернизма: Алексей Паршков, Евгений Цей, ранний Сергей Воржев, Владимир Мигачев, Игорь Пугач, Валерий и Лариса Блохины. Их можно найти в Москве, в основном в закрытых галереях или через дилеров. Современное концептуальное искусство — это, естественно, Recycle, Михаил Смаглюк, продают Владимира Колесникова, «ЗИПы» есть на сайте галереи XL». Краснодарские галеристы считают, что по нынешним временам их дело — не доходный бизнес, а любимый образ жизни. «Последние года три мы работаем в минус: только выйдешь из долгов — и снова в них опускаешься. Много на себя берет аренда помещения, касса, банковское обеспечение, зарплата сотрудникам», — говорит Елена Калашникова. Причины слабых продаж продавцы видят и в менталитете регионального покупателя, который недооценивает значение и стоимость произведений искусства. Есть совриск Медленный рынок краснодарских галерей в значительной степени ориентирован на продажи реалистической живописи и совриска. Молодой аукцион MOST (организован в 2015 г. краснодарскими бизнесменами Олегом Гончаровым и Романом Левицким) нацелен только на модернизм и актуальное искусство. «На модернизм идет рост цен, его покупатели — люди, усвоившие, что у успешного человека должна быть живопись, что-то современное, но в то же время понятное, — комментирует Ирина Чмырева. — В Москве актуальное искусство покупают коллекционеры, институции и люди, принадлежащие к категории, которую принято называть олигархами. Покупок там совершается меньше, чем на рынке модернизма, но цены могут быть выше». Представители аукциона MOST, считают, что в Краснодаре «один из самых крутых климатов» для развития современного искусства в России: «Здесь есть центр современного искусства «Типография», резиденция арт-группировки ЗИП, мастерская Recycle, открылись выставочные пространства — «СмаГлюк», «Рафаэль», Red Gift. Далеко не каждый регион может этим похвастаться, — заявляет Наталья Таракановская, директор аукционного дома Most. — Но нам, конечно, не хватает музея современного искусства в стиле московского «Гаража» Мост проложен По мнению некоторых экспертов, публикация аукционных цен на искусство и является наиболее честным способом определения стоимости произведения. Хотя цена, за которую вещь уходит на аукционе, иногда превышает прежние результаты продаж художника. «Мы озвучиваем две цены. Первая – это эстимейт, то есть стоимость, по которой работу можно купить на выставке или в галерее. Вторая – старт продаж, он ниже эстимейта на 30-50%», — рассказывает Наталья Таракановская. Самый яркий пример движения цены на аукционе MOST был в 2015 г. у картины М. Смаглюка «Блеск решений»: эстимейт – 70 тыс., старт – 50 тыс., а ушла работа с молотка за 360 тыс. руб. «Еще из кубанских авторов круто поднимают от старта до цены продажи Людмила Баронина и Александр Чурсин», — говорит Таракановская. Всего MOST включил в свой список 22 кубанских автора, в нем также были художники из столицы и Санкт-Петербурга. Последние торги предложили меньше работ и показали меньше продаж. Но организаторы не считают это признаком спада. «Если раньше на аукционе были работы, которые можно было купить за 50-70 тыс. руб., то на последнем аукционе большинство работ стартовало от 120 тыс. руб. и выше. Мы продали меньше, но заработали больше», — комментирует Наталья Таракановская.  На следующем аукционе, который состоится осенью 2017 года, организаторы планируют продавать работы художников со всей России. Ирина Чмырева, кандидат искусствоведения, ведущий научный сотрудник НИИ теории и истории изобразительных искусств Российской Академии художеств: Если художник в Германии заканчивает отделение живописи и начинает работать с галереей, то цена на его работы растет с числом выставок, публикаций и закупок музеями. Вы открываете его биографию — вам ясно, к какой категории относится автор и, как следствие, сколько на данный момент стоят его работы. В России цена на произведения искусства — это вопрос личного позиционирования, каждый художник называет те цифры, которые он для себя считает возможными.  Цифра: 60-100 человек покупают работы на аукционе MOST  Анна Червякова   «Деловая газета. Юг» — новости Краснодара, Краснодарского края, бизнес, финансы, общество, политика, новости предприятий Теги: 12.07.2017
Ссылка на источник



Ваш отзыв

  • Свежие комментарии

  • Популярные статьи

    • Не найдено
  • Облако меток