Энергетики объясняют это просто — с окращение в таких объемах прежде всего обусловлено перераспределением нагрузки по производству электроэнергии между тепловой и атомной генерацией.
Ссылка на источник

Окончательное решение о проведении IPO, примет наследный принц М. бен Салман, который отвечает за экономическую и энергетическую стратегию Саудовской Аравии.
Ссылка на источник

Вчера, 08:53 На официальном уровне разговоры о преображении исторических кварталов, подкрепленные конкретной программой, начались еще в 2006 г. Власти анонсировали, что через 19 лет краснодарцы обретут новый, современный и функциональный городской центр, который станет гордостью краевой столицы и очагом деловой активности. Большая часть поставленного срока позади, а реальных изменений пока еще не видно. Вопрос о том, что изменилось и насколько город продвинулся к заветной цели, поставленной в концептуальных документах 2006 г., остается риторическим. «Деловая газета. Юг» возобновила дискуссию вокруг темы. Центр не зовет Программа реновации, как отметил модератор встречи генеральный директор MACON Realty Group Илья Володько, для своего времени была новаторская и прогрессивная. При этом она не могла быть реализована без участия инвесторов. Но последние, за редким исключением, в центр не пошли. На вопрос о том, почему, спустя 10 лет, они все еще не спешат на эту, казалось бы, привлекательную площадку, застройщики отвечают без долгих раздумий. «Мы не можем работать там по одной простой причине — там нет экономики, — говорит вице–президент ООО СИК «Девелопмент–Юг» Михаил Попенко. — А нет ее, потому что на каждом квадратном метре нужно очень многих расселять и вести инженерные сети. При этом высотность, которая помогла бы покрыть инвестиции, не позволена. Наша компания не движется к центру вообще никак». Заместитель генерального директора по маркетингу ГК «АльфаСтройКомплекс» Денис Сериков обратил внимание на иную сторону проблемы. По его мнению, компания, строящая в центре, никогда наверняка не знает, удастся ее проект или провалится. «Инвестиционный цикл у строителей достаточно длительный, — подчеркивает он. — Чтобы через 3–5 лет получить хотя бы какой–то результат в центре, сегодня нужно начинать. Когда правила игры по застройке центра города меняются каждый день, компания не может планировать свою деятельность, рассчитывать эффективность». Четкой, понятной нормативной базы ждет и директор по развитию AVA Group Вадим Сидоров: «Все упирается в элементы градорегулирования. Без законов, регламентов, ГЧП центром нет смысла заниматься». При том, что у застройщиков нет желания строить малопривлекательные (с точки зрения экономической модели) объекты, рынок просит абсолютно обратного. «Бетонные муравейники уже никому не интересны. По крайней мере наши клиенты отдают предпочтение объектам с меньшей этажностью и плотностью застройки. Поэтому я бы пошел по пути предложенной модернизации центральной части города и сделал упор на малоэтажную и среднеэтажную застройку», — говорит директор Федеральной риелторской компании «ЭТАЖИ» в Краснодаре Вадим Камалов. Краснодарским застройщикам центр интересен только в том случае, когда расселение берет на себя муниципальная власть. «Немецкая модель вообще предполагает, что городское управление формирует участок, освобождает его от всевозможных обременений и выставляет полностью готовый лот», — апеллирует к европейским практикам Вадим Сидоров. — Если говорить о наших реалиях, то это может быть некое соглашение с муниципалитетом, которое предусматривает определенный стимул для застройщика, чтобы ему интересно было взять на себя риски, связанные с расселением. В чем может состоять такой стимул, определяет сама власть. Расселять двухэтажный дом, чтобы возвести там новостройку в три этажа, никому не интересно». Зато покупателей жилая недвижимость в центре города интересует всегда, поэтому и реализовать ее удастся быстрее и по стоимости выше, чем в других районах. Директор «Бизнес Пресс» Дмитрий Волков сравнил реновацию в Краснодаре с программой сноса хрущевок в Москве. «В российской столице в этом участвует город, — отметил он. — Здесь же все ложится на плечи застройщиков. Еще одна проблема: что делать с огромным количеством машин? Как разгрузить дороги? Понятно, что, скорее всего, это должен быть общественный транспорт, но не такой, как сейчас. По комфортности он не соответствует уровню краевой столицы». Вадим Сидоров уверен, что организовать общественный транспорт — вопрос администрирования. «Городом надо управлять, — напоминает он. — Разрабатывать и проводить мероприятия, которые помогут распределить пассажиропотоки». Однако задача только внешне кажется элементарной, а на самом деле служит серьезным испытанием на прочность для кадрового и квалификационного потенциала администрации, полагает директор представительства «Яузапроект» в Краснодаре Алексей Тимофеев. «Город должен не только функционировать, но и развиваться, а это разные понятия. И здесь нужно другое мышление. Сейчас у нас развитие на уровне факультативной деятельности. Нам нужны менеджеры, которые продумают не статическое функционирование города, а его развитие в пространстве и времени», — говорит он. Спрос на жилье в центре оценивается застройщиками по–разному. Михаил Попенко поясняет, что к решению купить квартиру в исторической части города клиента ведет совокупность доводов. «Географические предпочтения зависят от многих факторов, таких как близость к работе, детскому саду или школе, проживающих рядом родственников, транспортной доступности, соседства с гипермаркетами и другими объектами инфраструктуры, — рассказал он. — Если клиент всю жизнь живет в определенном районе города, то, скорее всего, он приобретет квартиру в этом же районе». Вадим Сидоров склонен говорить о дефиците спроса на жилье в исторической части города и объясняет это структурой местного общества. «Здесь нет столь многочисленного творческого класса, который обычно предпочитает квартиры в центре, где средоточие жизни, все рядом, движуха, энергия и светская тусовка, — поясняет он свою позицию. — Поэтому, будучи платежеспособными, они выбирают ЖК в центре. В Краснодаре население, располагающее такими же доходами, скорее выберет загородный дом». Вадим Камалов придерживается противоположного мнения, опираясь на свой опыт работы с покупателями недвижимости. «Недвижимость в центре всегда популярна, это хорошая инвестиция, так как в центре города легче сдать квартиру в найм за хорошие деньги. Да и самому жить в центре намного удобнее, все в шаговой доступности. Но конечно, это не единственный спрос», — транслирует аргументы покупателей руководитель компании «ЭТАЖИ». На чем строить? Плотное заселение может обернуться экологическим, транспортным и коммунальным коллапсами. Специалисты опасаются, что если сдать в эксплуатацию все построенное в центре, единственный канализационный коллектор не выдержит. «Город вырос, а мощность сетей осталась той же, — предостерегает учредитель ООО «Своя энергия» Андрей Филипповский. — И нагружать их далее небезопасно. Строительство новых подстанций дорого и маловероятно из–за нехватки места. Думаю, разумнее всего использовать инновационные методы коммуникации в части альтернативной энергетики». Михаил Попенко не считает возможным приступать к возведению жилья в центре, пока не решены вопросы с канализацией, благоустройством и транспортом. «Когда над этим проведут работу, я как застройщик с удовольствием приду в центр и даже сочту это за честь», — пообещал он. Алексей Тимофеев предложил отдать систему водоотведения в эксплуатацию тем, кто способен сделать капитальные вложения. В среде застройщиков устойчиво мнение, что невнимание городской власти к подготовке всех видов инфраструктуры центра лишает их возможности реализовывать прибыльные проекты в этой части Краснодара. Объяснение такой позиции выглядит вполне логично — качественное жилье, построенное со всеми издержками, которыми сегодня нагружен центр, скорее всего, будет стоить столько, что его попросту никто не купит. «Еще недавно спроса на жилье выше 70 тыс. за квадратный метр вообще не было, — приводит цифры Денис Сериков. — Сегодня мы имеем возможность немного повышать ценник, но пока не ясно, тенденция это или временное явление». «А стоить жилье в центре города должно не менее 100 тысяч — говорит Вадим Сидоров. — Дело не только в участке, который обходится в 10 млн за сотку. Другая сторона вопроса — считаю, что мы не можем возводить в центре ни эконом–, ни комфорт–, ни бизнескласс. Здесь должны быть элитные дома. А у них себестоимость складывается несколько иначе. Только отделка мест общего пользования — 15–20 тыс. за квадратный метр. Она требует высококачественных материалов и такой же работы. И уникальные дизайнерские решения в элитных проектах тоже стоят денег. Общая стоимость всего этого уже может составить 60–80 тыс. за квадратный метр. Верхнюю планку себестоимости квартир в центре я не берусь назвать». При этом построить элитный дом с долевым участием компания не может, подчеркнул представитель AVA Group. Он объясняет, что прежде чем выйти в продажу, дом должен быть частично или полностью построен и уже в наглядном виде презентован потенциальному покупателю. «Клиент должен увидеть дизайн, отделку мест общего пользования, оценить их, — продолжает Вадим Сидоров. — Финансовая модель постройки элит–класса такова, что нужно иметь минимум 30% собственных или взятых в банке оборотных средств, лучше 50–70%. По большому счету компания, начавшая возведение ЖК элит–класса, должна быть готова построить весь объект целиком на собственные деньги и только после этого начинать продажи». Вздохнуть нельзя Жилая среда не создается одними только новостройками. Директор АНО ОЦ «Помоги городу» Елена Шувалова: «Есть нормы, установленные на федеральном уровне, они дифференцируются в зависимости от зоны, для нас это порядка 23 м2 зеленой площади на человека, — аргументировала она. — Вместо этого мы имеем по разным источникам 1,3 — 2,6 м2. Цифры исследователей отличаются, но какая бы из них ни являлась более правильной, это в любом случае крайне мало». Елена Шувалова против такой реновации, которая убивает микроклимат. Архитектор НПО «ГеоИнжПроект» Наталья Машталир сожалеет, что центру не хватает пешеходного комфорта. «Есть только одна улица, пригодная для ходьбы пешком, — Красная, — считает она. — На других зачастую ширина тротуара не превышает метра». Что и как строить? Сегодня правильнее говорить разве что о балансе между идеальным образом центра и теми ошибками, которые в нем уже допущены. «Взять и просто ограничить этажность нельзя, — рассуждает Елена Шувалова. — Если где–то уже торчит зуб в 25 этажей, из этого надо грамотно выходить». Вадим Сидоров высказался за дифференцированный подход к застройке центра: «Мне нравится эта идея, когда мы определяем одни участки, где совсем ничего нельзя менять, вторые — где что–то уже можно, и третьи, где разрешено почти все». Михаил Попенко убежден, что выбирать единый стиль для застройки всего центра вовсе не обязательно. «В центре может располагаться жилье разных форматов, — сказал он. — Главное внимание стоит обратить на то, чтобы дома любого формата хорошо вписались в центральную часть города». За разнообразие форм и стилистических решений выступил и Вадим Сидоров: «Мне очень нравиться голландская концепция, которая говорит о коммерческой целесообразности качественной архитектуры. Нужно отучиться создавать помпезные проекты «в стол». Для работы и отдыха Многофункциональный центр, отвечающий на все запросы жителей, — к такому итогу должен привести процесс реновации. Кроме комфортной жилой среды, по мнению спикеров встречи, он должен обеспечить современные условия для работы, а также сделать из центра полноценную рекреационную зону. Историческую часть Краснодара целесообразнее всего превратить в деловой центр, убежден Вадим Сидоров. «Есть города, которые в свое время развивались более активно и там центральные кварталы накопили такую энергетику, что хочется молиться на нее и оберегать, — говорит он. — В Краснодаре этого нет. Здесь исторический центр должен стать деловым, иначе он будет никаким. Центр должен прирастать деловыми очагами с хорошими связями». «Исторический центр должен быть историческим, иначе город потеряет свою индивидуальность. Центр деловой активности необходим, но это не говорит, что он должен быть в историческом центре», — не соглашается с собеседником Вадим Камалов. «Современный город — многоэтажный, — говорит руководитель арбитражной налоговой группы «Налоговая практика» ООО «Прайвеси Групп» Игорь Томилин. — Это энергетика, это уровень офисов, соответствующий серьезному бизнесу, не ниже класса «А». Все это стоит дорого, но мы готовы платить. И, конечно, доступность. Когда клиенту невозможно к тебе приехать, а если он все–таки добрался — припарковаться, потому что на десятиэтажное офисное здание 40 парковочных мест — это никуда не годится». По мнению Михаила Попенко, центру не хватает продуманных общественных пространств. «То, чем становится улица Красная в субботу и воскресенье, — не самая лучшая форма социального пространства, — убежден он. — Такие места должны быть более активны, понятны, событийные и тематические. И стать точкой притяжения для горожан. Сейчас после одиннадцати уже жарко и местные жители отправляются гулять в торговые центры: шопинг, боулинг, фуд–корт. Такое времяпрепровождение формирует очень потребительских людей: они не мыслят другого досуга, кроме ТРЦ, круг их интересов сужен». Вице–президент «Девелопмент–Юг» отметил, что сегодня понятие комфортности у клиентов очень обширно, оно вышло за пределы квартир и распространилось на подъезды, дворы, транспортную и социальную составляющие, поэтому покупателю нужен комплексный продукт, в котором для него продумана каждая мелочь. Анна Малюк Фото: Андрей Дунаев   «Деловая газета. Юг» — новости Краснодара, Краснодарского края, бизнес, финансы, общество, политика, новости предприятий Теги: 11.08.2017
Ссылка на источник

Ташлыкская гидроаккумулирующая станция (ГАЭС), расположенная в Николаевской области Украины, может быть остановлена впервые за последние 14 лет. Об этом пресс-служба Энергоатома сообщила 11 августа 2017 г.   Угроза остановки Ташлыкской ГАЭС связана  с маловодностью р Южный Буг и установлением уровня Александровского водохранилища Каскада ГЭС-ГАЭС Южно-Украинского энергокомплекса на отметке 14,35 м. С 9 августа 2017 г водоем находится в режиме транзитного пропуска.   Ситуация близка к критической — из 76 млн м3 запасов воды в водохранилищах осталось 28. В самом крупном, Ладыжинском, из 28 млн м3 запаса воды осталось только 11. В самом напряженном графике работает Александровское водохранилище, которое отработало весь свой запас, и сейчас вынужденно переведено в режим транзитного пропуска приточных расходов. Уровень Александровского водохранилища установился на отметке 14,35 м — самой низкой границе водохозяйственной емкости водоема. До уровня мертвого объема в Александровском водохранилище осталось 35 см. Небольшой запас воды Энергоатом оставляет для работы Ташлыкской ГАЭС. Но если придется сработать и его, на повестку дня будет вынесен вопрос об остановке станции, это произойдет впервые за последние 14 лет.   Сложная водохозяйственная ситуация сложилась во всем бассейне р. Южный Буг. В связи с этим Юго-Бугским бассейновым управлением водных ресурсов и облводресурсов разработаны обязательные к исполнению рекомендации по корректировке забора воды водопользователями. Насколько эти меры будут эффективны, говорить пока рано.   Ташлыкская ГАЭС расположена в г Южноукраинске Николаевской области. Станция является частью Южно-Украинского энергокомплекса, в состав которого также входят Южно-Украинская атомная электростанция и Александровская малая гидроэлектростанция. Сооружение Ташлыкской ГАЭС началось в 1981 г. Изначально предполагалось, что Ташлыкская ГАЭС будет состоять из 6 обратимых агрегатов по 150 МВт и 4 обычных гидроагрегатов по 250 МВт. Общая установленная мощность станции должна была составлять 1900 МВт. Выше по руслу р Южный Буг планировалась Константиновская ГЭС, но в таком виде проект реализовать не удалось из-за протестов экологов.   Ныне проект сократился только до ГАЭС с установкой 6 обратимых агрегатов общей мощностью 906 МВт. 1й гидроагрегат Ташлыкской ГАЭС был пущен в сентябре 2006 г, 2й гидроагрегат — в июле 2007 г. В ноябре 2011 г началась укрупнительная сборка генератора-двигателя 3го гидроагрегата, ввод его в эксплуатацию  планировался к концу 2012 г, но был отложен на неопределенный срок.   Обсудить на Форуме  

Ссылка на источник

Газпром нефть начала бурение 2й  скважины на нефтяном блоке Garmian в Иракском Курдистане и планирует завершить строительство скважины в 2018 г. Об этом 10 августа 2017 г поведал руководитель дирекции экономики и корпоративного планирования Газпром нефти А. Урусов в ходе телеконференции по итогам работы компании в 1 полугодии 2017 г по МСФО.   1я нефть на месторождении Sarqala (блок Garmian) была добыта в 2011 г, в рамках опытно-промышленных работ и проводившихся испытаний пластов. Коммерческая добыча началась в феврале 2015 г.   Добыча на скважине Sarqala-1 до недавнего времени составляла около 5 тыс барр/сутки нефти. Нефть поступает на установку подготовки, расположенную в непосредственной близости от скважины. Далее товарная нефть направляется на завод в г Базиан.   В феврале 2016 г Газпром нефть приняла функции оператора на блоке Garmian у WesternZagros. А в мае 2016 г Gazprom Neft Middle East, дочка Газпром нефти согласовала с правительством Иракского Курдистана план разработки месторождения Sarqala.   Подготовка к бурению скважины Sarqala-2 велось с весны 2017 г. Тогда компания на скважине Sarqala-1 провела кислотную обработку пласта, что позволило увеличить дебит на 42% — с 5 тыс барр/сутки до 7,1 тыс барр/сутки. Бурение 2й скважины компания намерена завершить в 2018 г. В 2017 г компания рассчитывает увеличить добычу нефти в Иракском Курдистане на 17% по сравнению с 2015 г, до 220 тыс т.   Иракский Курдистан образует часть Складочного пояса гор Загрос (the Zagros Fold Belt), который является главной нефтяной провинцией в Иране и Ираке к югу и западу. Район Курдистана лежит к востоку супергигантского месторождения Киркук.   Резервуары относятся к Триасскому и Юрасскому геологическим периодам и расположены по краям древнего океана Тефис, который исчез в основном из-за больших тектонических подвижек во время Мелового и Третичного периодов, уступив место Альпийско-Гималайскому горному поясу. В Складочном поясе Загроса деформации слоев выражены менее резко и характеризуются более мягкими синклиналиями и антисинклиналиями. Горные породы сжимаются и разогреваются в синклиналиях и образовавшаяся там нефть может перемещаться вверх и вниз и попасть в соседнюю антисинклиналию.   Редко можно встретить большую нефтяную провинцию, где бы геологическое строение так ярко проявлялось бы на поверхности. Нефтеразведывательные компании могут практически картографировать (строение пластов) и вести бурение этих горизонтов без помощи сейсмических данных.   Во времена С. Хуссейна казалось, что разведка нефти в Курдистане вообще не будет проводиться. Курдский полуавтономный регион поэтому представляет собой нетронутый кусок территории в центре одной из самых перспективных для нефтедобычи территорий на Земле. Выдача лицензии и бурение начались только в 2007 г и активность нарастает с удивительной скоростью, сделаны уже несколько значительных открытий. ExxonMobil стала 1й сверхкрупной нефтяной компанией принявшей в 2011 г на себя политический риск, решившись взяться за 6 блоков. На все 6 блоков еще не выдавались лицензии.   Добывать нефть на территории, не имеющей выхода к морю, окруженной странами с непредсказуемыми тенденциями (политического развития) – это большой риск. Есть существующий магистральный нефтепровод (МНП) Киркук – Джейхан, по которому нефть экспортируется через Турцию к средиземноморскому побережью. Этот нефтепровод пересекает иракско-турецкую границу и курды проживают на этой территории, что позволяет им в определенной степени контролировать доступ к нефтепроводу.   Поскольку это еще только начало, учитывая имеющиеся успехи в разведке и мировой уровень этой нефтяной провинции, оценка запасов нефти в Курдистане в 45 млрд барр. Если автономия получит возможность жить мирно, Курдистан сможет экспортировать от 2 до 4 млн барр/сутки нефти.   Обсудить на Форуме 

Ссылка на источник

  Компания Брайдон - мировой лидер в области  разработки, производства и поставки стальных канатов, отвечающих самым жестким требованиям эксплуатации  - создала широкий комплекс продукции для  газовой и нефтедобывающей промышленности. Об этом компания сообщила 11 августа 2017 г.   Учитывая суровые условия, в которых работает нефтегазовый сектор, компания Брайдон создала широкую линейку продукции, направленную на решение актуальных производственных задач. Продукция фирмы Брайдон для анкерных связей, например, имеет прочную конструкцию, противостоит износу и разрушению, обеспечивает оптимальную работу на шкивах и лебедках, а запирающий и смазывающий состав собственной разработки способствует коррозионной стойкости каната, в дополнение к оцинкованию. Так, канат Дайформ DB2K имеет соотношение прочность/диаметр, обеспечивающее оптимальное использование ограниченного объема лебедки. Кроме того, увеличенная контактная площадь прядей каната улучшает распределение давления, обеспечивая отличную сопротивляемость износу и разрушению.   Для крупных глубоководных месторождений может потребоваться канатаная продукция со сроком службы до 30 лет, в то время как срок разработки месторождений с ограниченными запасами составляет менее 5 лет. В этой связи компания предлагает швартовочные 6-ти прядные  канаты спиральной конструкции со специально разработанными концевыми заделками увеличенного срока службы. Например, спиральные канаты ЭКСТРЕМ дают возможность проектировать системы сроком службы более 10 лет, а с пиральные канаты с пластиковой оболочкой работают 20 лет не требуя проверки и замены.   Для буровых работ разработаны фирменные талевые канаты, предназначенные для сложных условий эксплуатации, т.к. знакопеременные высокие нагрузки при прохождении каната через шкивы требуют гибкости, усталостной прочности и стойкости к истиранию и абразивному износу.   Типичной причиной разрушения канатов такого типа является сочетание давления внутренних проволок и усталость при работе на изгиб, а также коррозия, особенно воздействующая на тонкие проволоки сердечника. Для решения этой проблемы специалистами фирмы Брайдон спроектирован сердечник, запатентованный под названием Брайстар. Сердечник каната импрегнирован полимером высокой плотности и изготовлен с особой точностью, чтобы полностью соответствовать форме наружных прядей, поддерживая их. Специальное проектирование и тщательный контроль за производством, обеспечивают оптимальный и постоянный зазор между прядями, что позволяет добиться стабильности конструкции и высокую усталостную прочность на изгиб. В качестве талевого каната обычно используется канат Дайформ Брайстар 6, обеспечивающий повышенную защиту сердечника и абразивную износостойкость на буровой лебедке, лучшую стабильность сечения и отличные усталостные характеристики.   Кроме того, компания Брайдон поставляет полный ассортимент электрических и подводных кабелей, от стандартных до новых высокотехнологичных конструкций, которые прочнее и легче существующих в настоящее время.  Специализация компании в производстве высокопрочной проволоки, технологии армирования и оплетки, в сочетании с высоким техническим уровнем материалов э лектрических и оптических кабелей, позволяет разрабатывать высокопрочные, подводные, тонкостенные кабели.   Сегодня в составе компании Брайдон имеется 9 производственных предприятий с техническими отделами и отделами сбыта по всему миру при поддержке глобальной сети агентов и дистрибьюторов. Немаловажно отметить, что вся канатная продукция компании производятся под контролем, соответствующим международной системе качества ISO-9001:2008.  

Ссылка на источник

  • Свежие комментарии

  • Популярные статьи

    • Не найдено
  • Облако меток